Developed by Ext-Joom.com

Ветеран в строю (Лужин Павел Иванович)

Павел Иванович ЛужинПавел Иванович ЛужинК празднику победы, в мае 1982 г., в Министерстве морского флота СССР было торжественно открыто монументальное панно «СЛАВА И ГОРДОСТЬ МОРСКОГО ФЛОТА». Золотыми буквами высечены имена моряков — Героев Советского Союза, кавалеров ордена Славы трех степеней, Героев Социалистического Труда. Это дань благодарности и уважения к павшим и живым за ратные и трудовые подвиги во имя Родины. Среди прославленных тружеников моря — ветеран флота, капитан дальнего плавания Павел Иванович Лужин.

Павел Иванович начал свою морскую биографию в 30-е годы на судах Балтийского пароходства. Особенно запомнился первый рейс на пароходе «Лахта». В Северном море дул штормовой ветер. Открытый мостик не защищал ни от ветра, ни от волн. Море свирепствовало. В машинном отделении лопнула отливная труба. Помпы бездействовали. Отстояв тревожную вахту, молодой штурман вместе с командой ведрами выливал воду за борт. Крен достигал критической отметки. Но все обошлось. Море отступило перед мужеством людей.

Немало подобных случаев хранит память ветерана флота. Но всякая победа над стихией — результат дружной работы коллектива, его сплоченности, высоких норм поведения, морских традиций.

—    Морские традиции — понятие емкое,— говорит П. Лужин. — Истоки его в прошлом. Главное богатство и сила русского флота — душевная стойкость моряков, их преданность Родине, верность избранному делу. Эту верность — святую святых для каждого, кто связал свою судьбу с морем,— следует неустанно воспитывать в молодом поколении.

Великая Отечественная война застала Павла Ивановича — старшего помощника капитана парохода «Пинега» — на переходе Шпицберген — Мурманск. Роль старпома в военной обстановке усложнилась. Теперь ему следовало помнить не только об угрозах моря, но и о налетах вражеских надводных, подводных и воздушных сил. Курс судна часто прокладывали вблизи берега, ходили без огней, всегда начеку.

—    Высокий профессионализм, деловитость, добросовестность и чувство ответственности — значимые качества,— замечает ветеран флота.

—    Они важны на море всегда: и в мирное и в военное время.

В 1942 г. П. И. Лужина назначили капитаном «Пинеги». За выполнение рейса в тяжелых льдах по Северному Ледовитому океану к восточным берегам страны капитан судна награжден орденом «Знак Почета». Затем пароход «Пинега» стал регулярно плавать через океан: в Америку и обратно. Попадал в самые невероятные ситуации.

Однажды предстоял переход из Портленда во Владивосток. Нужно было пройти через океан скрытно от врага, без заходов в порты. Однако бункерные отсеки «Пинеги» не могли вместить достаточного запаса угольного топлива на рейс. Пришлось молодому капитану принять рискованное решение: в дополнение к бункерному взять 400 т угля на палубу. Океан штормил, вскоре ветер достиг ураганной силы, волны обрушились на палубу. Судно испытывало резкую качку. Уголь на палубе «заходил», смещаясь на левый борт. Скорость упала, пароход плохо управлялся. Из-за мороза и обледенения терялась плавучесть судна.

Экипажу и его капитану потребовалось большое умение, хладнокровие, душевная стойкость. Люди упрямо скалывали лед, вручную перегружали уголь... Капитан несколько суток не покидал мостика, делал все возможное для спасения людей, груза, судна... Военный груз, в котором нуждалась страна» прибыл своевременно в пункт назначения.

—    В то время не говорили о «психологическом климате»,— раздумывает вслух Павел Иванович.

—    Но одного мастерства для руководства экипажем и тогда и сейчас недостаточно. В основе требовательности непременно должна быть гуманность. Иной раз администрирование выдается за требовательность, грубый окрик — за средство воспитания. Бывает наоборот: фамильярностью пытаются прикрыть беспомощность, неумение или нежелание работать с людьми, а в итоге — ложный авторитет, который недолговечен, как мыльный пузырь.

Не раз в годы войны водил П. И. Лужин свою «Пинегу» из Владивостока то в Арктику, то к берегам Америки. Плавал в одиночку и с конвоем. Приходилось попадать и под бомбежку с воздуха, и под торпедные удары фашистских подводных лодок. Случалось видеть, как взрывались и уходили под воду торпедированные суда, только что шедшие рядом. Трудно было, страшно было, но вновь и вновь в грозные часы появлялся на мостике «Пинеги» капитан Лужин, спокойный, с неизменной папиросой в зубах...

—    И сегодня личный пример командира, его характер накладывают печать на отношения в коллективе,— говорит капитан.— Иногда за внешним благополучием на судне скрывается крайняя натянутость в отношениях.


Послевоенные годы выдались тоже нелегкими. Возрождался, восстанавливался флот. Молодой Советской Латвии нужны были опытные мастера: водить суда, воспитывать молодых специалистов. Одним из русских капитанов, первым откликнувшимся на зов братского народа, был коммунист, кавалер боевых орденов и медалей П. И. Лужин.

—    Морская традиция, черта характера советского моряка — идти на помощь. Моряк никогда не оставит в беде другого, особенно — друзей, товарищей... Никогда!

Почти тридцать лет проработал Лужин на судах Латвийского морского пароходства. За все это время он командовал только двумя пароходами. Сначала была старая «Сигулда». Рейсы с углем, с зерном, с оборудованием, с металлом...

—    Дело не в судах, дело в людях,— уверен капитан,— в их любви к судну, к морской службе. Например, традиция: капитана у трапа должен встречать вахтенный помощник. Это не формальность, а свидетельство твердого порядка на судне.

После «Сигулды» был «Балашов», новое судно. Но океану все равно: старое или новое, малое или большое. Он обрушивается неожиданно. И у Ирландского побережья пароход «Балашов», попав в жестокий шторм, в который раз подвергался испытанию на прочность. В течение двух суток судно боролось со стихией. На третий день капитан заметил на палубе, около второго трюма, темную линию. Это была огромная трещина в палубе и в корпусе — не выдержала сталь. Вода стала поступать в трюм.

Казалось, еще несколько ударов — и свершится непоправимое... Судьбу парохода решили действия экипажа во главе с капитаном. Каждый знал, как себя вести, что делать. В трюме сверлили отверстия, чтобы сдержать угрозу излома судна. Было решено: следовать в ближайший порт. П. И. Лужин, не сходя с мостика, руководил аварийными работами и осуществлял управление судном в сложных условиях. Опыт, знания капитана, натренированность команды не подвели. Через двадцать часов судно подошло к причалам Дублина.

—    Мы представляем свою Родину за рубежом, по нас судят о нравственном кредо советских людей,— сказал капитан Лужин.

На пароходе «Балашов» П. И. Лужин за выдающийся вклад в развитие советского морского флота удостоен — звания Героя Социалистического Труда. Это известие потрясло, взволновало его. Вспомнилась жизнь, прошедшая на море, большая и кипучая. Вспомнились дела, люди, с которыми жил и работал бок о бок...

Очень скромный и немногословный, он известен на флоте не только как неутомимый труженик, но и как талантливый воспитатель. Среди его воспитанников — капитаны А. Серденко, Н. Вутеноп, А. Недоступ,

B. Ипполитов и др. На обоих судах с Лужиным плавал сначала учеником электрика, а потом электромехаником

C. Семенов, ныне Герой Социалистического Труда.

—    Авторитет и доброе имя рождаются не сразу, не в один день,— делится Павел Иванович.— Хотелось бы посоветовать тем, кто молод, у кого все впереди: будьте взыскательны; к себе, равняйтесь на лучшие образцы работы, умейте дорожить человеческим достоинством и званием моряка.

Есть у времени непререкаемые законы. Для каждого человека приходит час, когда врач ставит самый трудный для пациента диагноз: пора на отдых... Старый моряк- покинул капитанский мостик. Но не оставил морского дела. Он читает в учебном заведении «Морскую практику», выступает инициатором движения наставничества в латвийском флоте. «Не стареют душой ветераны»,— слова песни прямо обращены к старому капитану.

—    У нас в целом профессиональная подготовка моряков отлажена,— констатирует Лужин.— Однако в учебной программе нет раздела «Человек в коллективе», или «Умение уважать товарищей», или «Любовь к своему судну, к его традициям». Этот пробел частично могут и должны восполнить те морские специалисты, которые участвуют в движении наставничества. Польза была бы ощутимая.

Жизнь продолжается, несмотря ни на что. Скоро П. И. Лужин отметит свое семидесятипятилетие. Есть у него внук. Его назвали в честь деда Павлом. Племянница заслуженного труженика моря известная киноактриса Лариса Лужина назвала своего сына также Павлом. Обоим Павлам по тринадцать лет. Какими они вырастут? Кем будут?...

—    Все профессии хороши,— улыбается Павел Иванович.— Важно, чтобы дети стали порядочными людьми. Чехов писал: «В человеке все должно быть прекрасно...». Вот чего в первую очередь хотелось бы пожелать моим обоим Павлам, моим коллегам — молодым морякам. А мы, ветераны, пока в строю.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, зайдите на сайт с помощью социальной сети

       


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика