Developed by Ext-Joom.com

Огненные мили

Журнал "Морской Флот" №5 1975 год

Великая Отечественная война была самым суровым испытанием для нашего государства за всю его историю. Разгром немецко-фашистских армий, войск сателлитов гитлеровской Германии и империалистической Японии достигнут героическими усилиями прежде всего советского народа, народов-союзников по борьбе с фашизмом и сил сопротивления оккупированных нацистами государств.

Весомый вклад в общее дело победы внесли работники морского транспорта. Торговый флот с первых дней войны бок о бок с военно-морскими силами принимал непосредственное и активнейшее участие в боях и операциях на всех морских и речных театрах военных действий, продолжая в то же время грузоперевозки для нужд народного хозяйства.

Имя прославленного подводника Отечественной войны вице-адмирала Григория Ивановича Щедрина широко известно в нашей стране. В 1932 году после окончания Херсонского мореходного техникума Щедрин стал штурманом. В двадцать два года он получил диплом капитана дальнего плавания. Отечественную войну Щедрин встретил командиром подводной лодки «С-56», прославившейся своими боевыми действиями и награжденной в 1944 году орденом Красного Знамени. К концу войны Краснознаменная «С-56» стала Гвардейской, ее командир — Героем Советского Союза.Имя прославленного подводника Отечественной войны вице-адмирала Григория Ивановича Щедрина широко известно в нашей стране. В 1932 году после окончания Херсонского мореходного техникума Щедрин стал штурманом. В двадцать два года он получил диплом капитана дальнего плавания. Отечественную войну Щедрин встретил командиром подводной лодки «С-56», прославившейся своими боевыми действиями и награжденной в 1944 году орденом Красного Знамени. К концу войны Краснознаменная «С-56» стала Гвардейской, ее командир — Героем Советского Союза.Транспортные суда обеспечивали перевозку войск и боевой техники, участвовали в десантах, доставляли людей, оружие, боеприпасы и снаряжение в Ханко, Таллин, Одессу, Керчь. Новороссийск. Севастополь и другие прифронтовые порты, эвакуировали раненых и гражданское население, вывозили промышленное оборудование из района боевых действий. Рейсы проходили под огнем противника, бомбежками, в условиях минной и подводной опасности.

Советских военных и торговых моряков с давних пор связывает традиционная дружба, еще больше окрепшая в суровые годы войны. Самолетам, подводным кораблям и катерам приходилось охранять транспорты, и их экипажи видели героическую работу торговых моряков. Нельзя было не восхищаться самоотверженностью и мужеством судовых команд, не прекращавших погрузку под бомбежкой и обстрелом, чтобы спасти как можно больше людей и ценностей из эвакуируемых портов и ничего не оставить врагу.

Настойчивость, отвага, чувство долга моряков перед Родиной делали чудеса. Полуобгорелые суда, изрешеченные пулями и осколками, с развороченными бортами и надстройками не только завершали рейсы, но при необходимости делали повторные без отдыха и заводского ремонта.

Моряки стали воинами. К своим мирным специальностям они прибавили военные — артиллерист, зенитчик и при нападениях отбивались от врага до последней возможности, не покидая боевых постов, даже когда палуба судна уходила у них из-под ног, самоотверженно боролись с пожарами и в тех случаях, если в трюмах воспламенялись взрывоопасные грузы.

Овладеть оружием и учиться эффективно его применять по врагу своим товарищам помогали военные моряки при совместных стоянках в базах или будучи прикомандированными небольшими группами на суда. Боевое товарищество военных и «гражданских» способствовало взаимопониманию и тесному взаимодействию между кораблями и судами при выполнении совместных задач.

Нередко в едином боевом строю корабли и транспортные суда шли как равные. Так, в декабре 1941 года во время Керченско-Феодосийской десантной операции транспорт «Кубань», управляемый капитаном Г. Вислобоковым, быстро ошвартовался к молу в Феодосии, едва от него отошел крейсер «Красный Кавказ», высадивший первую ударную часть десанта. Под сильным вражеским огнем судно на два часа быстрее высадило десантников и выгрузило их оружие. При отходе транспорта осколком авиабомбы убило капитана. Его немедленно заменил старший помощник С. Шапошников и благополучно привел судно в Новороссийск.

В последующем «Кубань» со вершила еще три рейса в Феодосию с войсками и грузами на борту. Г. Вислобокова посмертно наградили орденом Ленина, а наиболее отличившихся моряков другими высокими правительственными наградами.

При высадке десанта в Феодосии также мужественно и сноровисто действовали экипажи транспортов «Зырянин», «Ташкент», «Жан Жорес», «Ногин», «Красный Профинтерн», «Шахтер», «Калинин», «Курск», «Димитров», «Березина», «Красногвардейск», «Фабрициус», «Азов».

«Иосиф Сталин» под командованием Н. Плявина (автор плавал с ним на танкере «Апшерон» задолго до войны) сделал около 100 рейсов, доставив флоту свыше 350 тысяч тонн горючего, большое количество танков и другой боевой техники.

Экипаж теплохода «Калинин» капитан П. Везайс) за период боев у Одессы и в Крыму совершил более 60 рейсов, перевез 100 тысяч воинов, 35 тысяч эвакуированных и раненых, 90 тысяч тонн различных грузов.

В первую военную зиму черноморские транспорты поддерживали непрерывную связь между Кавказским побережьем и Крымом. Под бомбежками грузились они в Новороссийске и Туапсе, шли в Камыш-Бурун и снова возвращались в порты погрузки. Во время блокады Севастополя, Одессы, Новороссийска, Керчи десятки экипажей судов самоотверженно выполняли свой долг, совершая рейсы, каждый из которых был подвигом.

Пароход «Ленин» вывез из осажденной Одессы более 1200 раненых, женщин, детей, ценный груз. В пути много раз уклонялся от сброшенных на него бомб. Около полуночи на подходе к Ялте вдруг раздался сильный взрыв. Торпедированный пароход кренился на правый борт и носом оседал в воду.

Капитан И. Борисенко, не покидавший мостик с момента выхода из порта, подал необходимые команды, рассчитывая выбросить судно на берег. Но осуществить это не удалось, так как транспорт быстро погружался, дифферент нарастал и гребной винт оголился. Попытка спустить спасательные шлюпки успехом не увенчалась.

Экипаж парохода «Ленин», не думая о себе, делал все возможное для спасения пассажиров. Старший механик П. Ржамовский бросился в котельное отделение и стравил пар, предупредив взрыв котлов. Рискуя жизнью, помогали людям держаться на воде помощники капитана Н. Мытник, Г. Бендерский, боцман Д. Роговой и другие. Исключительное мужество проявил старший матрос Ф. Фелюшкин, член партии с 1905 года. Когда вода преградила путь из внутренних помещений на палубу, он не растерялся: выбрался через иллюминатор, поддерживал на поверхности слабых, подбадривал товарищей, пока не подоспела помощь в лице моряков «Ильичевска» и «Грузии».

Черноморские танкеры «Сахалин» (П. Померанц) и «Туапсе» (В. Щербачев) совершили, казалось бы, невозможный рейс из Батуми в Атлантику, прорвав вражескую блокаду в Эгейском и Средиземном морях.

Героически действовали моряки-балтийцы, участвовавшие в обороне Таллина, Моозундских островов, Ханко, Ленинграда. Они доставляли грузы советским бойцам на Карельский перешеек, обслуживали Дорогу жизни на Ладожском озере, прорывались сквозь огненный заслон в Ораниенбаум, на острова Лавенсаари и Котлин.

В знаменитом тяжелом таллинском переходе конца августа 1941 года принимали участие 29 торговых судов. Многие погибли на минах и под ударами авиации. Но моряки свято выполнили свой долг. В пароход «Казахстан» (В. Калитаев), имевший на борту, кроме груза, 3500 пассажиров, попала авиационная бомба, повредившая машину и котлы. Большинство команды погибло, капитана взрывной волной выбросило за борт, на судне возник пожар, вышло из строя рулевое управление. Из экипажа остались всего семь человек во главе со вторым помощником капитана Л. Загорулько. С помощью пассажиров они под непрекращающейся бомбежкой ликвидировали пожар, исправили повреждения и прибыли по назначению, за что все семеро получили боевые награды.

Старшему поколению моряков, лично знавших широко известного у нас и за рубежом капитана А. Смирнова, памятен и дорог его подвиг в том же переходе. В первые дни войны он сдал свою пенсионную книжку, заявив, что его место теперь на море. Транспорт, которым командовал А. Смирнов долгое время уходил от бомб, но однажды избежать бомбежки не удалось. На судне полыхал пожар, капитана смертельно ранило. Теряя силы он продолжал командовать, пока не вывел транспорт из зоны опасности. Благодаря его опыту были спасены тысячи людей, находившихся на борту. А. Смирнов скончался в рейсе на капитанском мостике. Похоронили его с воинскими почестями.

Пароходы «Отто Шмидт» (Н. Фафурин) и «Барта» (М. Фармаковский) буквально выхватили из тисков смерти около 6000 бойцов, незаметно эвакуировав их глубокой ночью из лорта Койвисто, где они оказались в критическом положении, будучи атакованными превосходящими силами противника.

Героически действовали и другие суда в том числе экипаж ледокола «Ермак» (М. Сорокин). Только в зиму 1941/42 года ледокол выполнил 16 ледовых рейсов с боеприпасами из Ленинграда в Кронштадт и 2 на Лавенсаари, за что был награжден орденом Ленина.

В помощь фронту многое делали моряки Каспия. Достаточно назвать одну цифру — 56 миллионов тонн нефти и нефтепродуктов перевезли каспийцы за годы войны, Но они перевозили не только нефть, возили зерно, большое количество других грузов, а перевозка людей по сравнению с предвоенным уровнем увеличилась во много раз.

Исключительны показатели работы моряков-дальневосточников, увеличивших перевозки в загранплаваний в 1943 году в 18 раз, а в 1944 году в 22 раза. Несмотря на провокации японской военщины, дальневосточники героически справлялись с задачей, поставленной перед ними военным временем. Экипаж парохода «Белоруссия» (Н. Артюх) за блестящее выполнение опасного рейса, длившегося более года, был награжден орденами и медалями Советского Союза.

Героизм и отличную морскую выучку показали многие суда Дальневосточного пароходства. Ночью 15 августа 1942 года в 30 милях от побережья Австралии нападению немецкой подводной лодки подвергся пароход «Уэлен» (Н. Малахов).

Около двух часов продолжался бой. Капитана ранило, но он не покинул поста, пока снаряд с «Уэлена» не угодил в боевую рубку и подводная лодка не погрузилась после сильного взрыва.

Отдавая должное энтузиазму, умению и беспредельному мужеству советских торговых моряков газета «Правда» в передовой статье 9 июня 1942 года писала:

«Враг прилагает большие усилия. чтобы помешать плаванию наших судов, совершающих заграничные рейсы. Материалы и боевое снаряжение, направляемые в Советский Союз из Англии и США, доставляются моряками к родным берегам в целости и сохранности. В огне войны моряки прошли боевую проверку. Они показали себя мужественными, достойными сынами Родины».

В годы войны морской транспорт перевез около 100 миллионов тонн грузов и массу людей. Более 30 советских судов совершили кругосветные плавания. Сотни других десятки раз Пересе кали океаны. Всего за войну транспорты прошли свыше 50 миллионов миль и сделали более 150 миллиардов тонно-миль. Это коллективный подвиг и массовый героизм, и он был достойно отмечен Родиной. За самоотверженный труд 4800 моряков торгового флота награждены орденами и более 9100 человек медалями Советского Союза. Некоторые отмечались иностранными орденами.

Служившим в Заполярье хорошо известно, как тяжело приходилось морякам транспортов в арктических и иных конвоях и одиночных плаваниях в северных водах. Только у берегов Северной Норвегии гитлеровцы сосредоточили свыше 350 воздушных бомбардировщиков и торпедоносцев, десятки подводных лодок, крупные надводные силы, включая новейший германский линкор «Тирпиц». Каждый рейс был отражением десятков атак с воздуха, уклонением от сброшенных бомб и выпущенных торпед. А в трюмах взрывчатка, в танках горючее, и каждое попадание грозило гибелью. Но ничто не могло остановить патриотов при выполнении боевой задачи.

Моряки судов «Марина Раскова», «Декабрист», «Беломорканал», линейные ледоколы, показывали образцы самоотверженности. А полярной ночью в Баренцевом море моряки парохода «Ванцетти» приняли артиллерийский бой с фашистской подводной лодкой, повредили ее и заставили погрузиться.

Весь мир с изумлением узнал о беспримерном подвиге полярного «Варяга» - ледокольного парохода «А. Сибиряков» под командованием А. Качаравы, принявшего первый бой с фашистским рейдером «Адмирал Шеер». Столь же широко известен героизм экипажа ордена Ленина теплохода «Старый большевик» (И. Афанасьев) и танкера «Азербайджан» (В. Изотов), доказавших, что даже тяжело поврежденные суда, брошенные иностранными конвоями на произвол судьбы, могут и под огнем противника благополучно дойти в порты назначения, если ими управляют умелые и мужественные люди.

Кстати, «Азербайджан» входил в состав английского конвоя «PQ-17», брошенного охранением по приказу Адмиралтейства из-за боязни атак «Тирпица» и разгромленного фашистской авиацией и подводными лодками. После этого позорного случая союзники надолго отказались посылать конвои в советские северные порты. У. Черчилль так обосновал свое решение И. Сталину в послании 18 июля 1942 года:

«Мои военно-морские советники сообщают мне, что если бы они располагали германскими надводными, подводными и воздушными силами при данных обстоятельствах, то они гарантировали бы полное уничтожение любого конвоя, направляющегося в Северную Россию» .

И конвои, несмотря на энергичные протесты советского премьера, прекратили доставку остро необходимого фронтам военного снабжения. А наши суда продолжали ходить одиночным порядком без всякого охранения и доставляли в Мурманск и Архангельск дефицитные грузы. Надо было обладать большим мужеством, неиссякаемым оптимизмом и мастерством, чтобы совершать подобные рискованные рейсы. Как ни пародоксально, потери при этом были небольшими.

На автора статьи и его товарищей исключительное впечатление произвели встречи в Лите (порт города Эдинбурга — столицы Шотландии) с экипажем одного из таких транспортов. Даже в то время, когда привыкли ничему не удивляться, подводников с «С-56» поразило мужество этих людей. Приведу записи из своего военного дневника за 26 и 27 февраля 1943 года.

«Лодка встала к стенду размагничивания в бассейне. К нам в гости прибыли капитан и помполит парохода «Ока» Северного пароходства Павел Васильевич Константинов и Иван Владимирович Симонов. Знакомимся, взаимно радуемся встрече. Их небольшой пароходик стоит в канале рядом с бассейном. Когда мы проходили возле транспорта, его команда, рассмотрев наш флаг, высыпала на палубу, салютовала нам не только флагом, но и голосом и головными уборами.

В кают-компании «С-56» Павел Васильевич рассказывает офицерам о своем рейсе. Это удивительно! Из Архангельска «Ока» вышла 16 декабря прошлого года и со скоростью менее 4 узлов прибыла в Англию самостоятельно в одиночном порядке, как до войны. На борту нет никакого оружия, даже пистолета. По его словам, так же как они, вплотную прижимаясь к кромке полярных льдов (это при четырех-то узлах!), за зиму перешли с Севера в порты Англии и США до двух десятков наших судов и вроде без потерь. Это, безусловно, героизм. Торговых моряков с таких транспортов надо сравнивать с бойцами переднего края, которые способны броситься под танк со связкой гранат. Там верная смерть, а шансов выжить на переходе в 2000 миль при четырех узлах тоже немного. Военное счастье капризное...

Пришел на «Оку» с ответным визитом. Ветхостью она напоминает «Севрюгу» из кинофильма «Волга-Волга». Только война и недостаток тоннажа подняли ее с корабельного кладбища. Зато на ней плавают люди железного мужества, иначе такого вояжа не сделаешь. Присмотрелся — серьезная и дельная команда, с нею и в море штормовать, и в бой идти приятно. Истинные скромные герои, а о них редко когда говорят.

Англичане устанавливают на пароходе «эрликоны» и ругаются, что подкрепления клепать не к чему, все в надстройке прогнило и рассыпается. На уже водворенной на место пушке идет практическое занятие под руководством пожилого матроса.

—    Изучаете? — спрашиваю его.

—    Да вот стариной тряхнуть приходится, вспомнить свою трехдюймовочку на конной тяге. Я из нее еще в первую мировую германцу давал прикурить. Эрликоша не такая, а все-таки пушка, да и к тому же скорострельная!

—    И как считаете, веселей с ней будет?

—    Э-э, товарищ командир, — серьезно ответил старый моряк, — теперь нам сам черт не брат, не то что гитлеровские «юнкерсы». Это сюда шли да на одного господа-бога надеялись. Пускай только сунутся! Огрызнемся — не обрадуются...»

И столько уверенности было в голосе простого советского человека. Конечно, он отлично понимал, что зенитка — не ахти какая защита в море, но верил в окончательную победу. У меня и сейчас перед глазами стоит скромный герой, поседевший на старенькой «Оке». Потом нам стало известно, что транспорт в Архангельск не вернулся. Он шел также в одиночку, но счастье изменило экипажу, и их судно пропало без вести. Ни у кого нет сомнения, что моряки «Оки» погибли героями.

Плавсостав торговых судов считался резервом Военно-Морского Флота, и моряки с честью оправдали свое предназначение как на судах, так и на кораблях. Об этом красноречиво свидетельствуют геройские подвиги кораблей, укомплектованных преимущественно моряками транспортного и рыболовецкого флотов, — «А. Сибирякова», сторожевиков «Пассат», «Дежнев», «Туман».

Многие бывшие штурманы и капитаны стали в войну офицерами ВМФ, командирами кораблей, соединений. а затем и адмиралами. Среди них дважды Герой Советского Союза контр-адмирал А. Шабалин, Герои Советского Союза адмирал В. Алексеев, контр-адмирал Н. Лунин, офицеры Б. Алексеев, Д. Пономарев, С. Богорад, Синягин, Оводовский: контр-адмиралы Н. Морозовский, Л. Городничий, П. Иванов, Д. Новиков, П. Колесник и многие другие.

Хорошо известен советским людям А. Маринеско, воспитанник Одесского мореходного училища, командир балтийской подводной, лодки «С-13», потопившей только за один поход гитлеровские лайнер «Вильгельм Густлов» и транспорт «Генерал Штойбен» общим водоизмещением 40 тысяч тонн, на которых погибло около 10 тысяч фашистских военнослужащих, в том числе более 3 тысяч обученных подводников. Знают также окончившего Ленинградское мореходное училище А. Матиясевича — командира «Лембита», самой результативной подводной лодки Балтики, воспитанника Херсонского мореходного училища Б. Чернышева — командира Краснознаменного минного заградителя «Вятка». Всех перечислить нет возможности.

Моряки транспортного флота, портовики и судоремонтники военного времени внесли достойный вклад в общее дело Победы и заслужили признательность всего советского народа.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, зайдите на сайт с помощью социальной сети

       


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика