Developed by Ext-Joom.com

Северный полюс: этапы покорения

Сегодня для большинства людей Северный полюс — это точка, через которую проходит воображаемая ось вращения Земли, точка, в которой сходятся меридианы. Все это,  безусловно, так. Но Северный полюс, оставаясь непокоренным в течение многих веков, был еще и центром притяжения многих и многих людей, стремившихся, преодолев опасности, достичь его. Два из них, Роберт Пири и Фредерик Кук, 80 лет назад, в апреле 1909 г., заявили всему миру, что они первыми достигли Северного полюса.

Какова история покорения человеком этой труднодоступной точки Земли? Что заставляло человека с давних пор бросать уютный дом, своих близких и уходить во льды Арктики, к Северному полюсу, навстречу неизвестности, а значит и опасности?..

С середины XVI века сформировалось почти современное представление о Северном полюсе как особой геофизической точке нашей планеты. Однако находится ли в районе полюса суша или море — в то время никто не знал, да и особенно над этим не задумывался. Тогда в основном помышляли о поисках выгодного морского пути из Европы в Индию и Китай, и как следствие этого в начале XVI века были сформулированы гипотезы о существовании Северо-Западного и Северо-Восточного путей, простирающихся к северу от Американского и Евроазиатского континентов. К тому времени европейцы узнали только о существовании Шпицбергена, Гренландии (ее крайней южной части) и Новой Земли. К северу, востоку и западу от этих островов простиралось огромное белое пятно, белое в буквальном и переносном смысле.

Шаг за шагом люди приоткрывали завесу тайн о северной полярной области, пытаясь продвинуться в высокие широты. Первым значительного успеха добился Генри Гудзон, судно которого в 1607 г. в районе Шпицбергена достигло широты 80°23'. Парадокс состоит в том, что, хотя Г. Гудзон и не ставил перед собой; задачи достижения Северного полюса, его рекорд продержался 158 лет.

К середине XVII века благодаря русским землепроходцам формируются первые представления об арктическом побережье Азии, а к концу XVIII века намечаются первые контуры северного побережья Америки. На рубеже XVII—XVIII веков, т. е. еще в то время, когда север Америки представлялся сплошным белым пятном, благодаря китобоям, плавающим регулярно в районе Шпицбергена, возникли первые идеи о существовании в районе Северного полюса открытого полярного моря.

В середине XVIII века М. Ломоносов разработал первое учение о природе центральных районов Арктики и, базируясь на концепции открытого полярного моря, впервые сформулировал идею Центрального морского арктического пути в Индию и Китай, минуя район Северного полюса. Так, по существу, возникла идея достижения Северного полюса с использованием обычного надводного судна. С целью подтверждения учения М. Ломоносова русские первыми предприняли в 1765 и 1766 гг. плавания, конечной целью которых было именно достижение Северного полюса. Но им удалось пробиться только до широты 80°39'.

В первой четверти XIX века исследователи все больше и больше начинают понимать, что на обычном судне в свободном плавании достичь Северного полюса невозможно. Выдвигается идея использования саней. Первыми такой способ применили в 1827 г. англичане во главе с В.    Парри, достигшие, по его данным, широты 82°41'.

После Парри англичане, американцы, шведы и немцы не один раз пытались достичь на санях в центральных районах Арктики открытого моря. Английская экспедиция Д. Нэр-са, проведенная в 1876 г., была, по существу, последней экспедицией, верившей в существование в этом районе водного пространства, свободного от льдов. Ее передовому отряду во главе с А. Маркхемом удалось, используя сани, достичь широты 83°20'.

Как нередко бывает в науке, проверка гипотезы открытого полярного моря принесла определенные плоды. Знания о северной полярной области существенно расширились. На карте появились Земля Франца-Иосифа, южные берега Земли Врангеля, были открыты Земля Петермана и Земля Короля Оскара. Небольшой пробел оставался в северных контурах Гренландии. Неисследованной оставалась большая область высоких широт от Новой Земли до Новосибирских островов. Все это еще позволяло надеяться на существование какой-то большой суши в центре Арктики.

Но было уже известно и другое: мощный восточно-гренландский ледяной поток, сведения о наличии в Чукотском море течения, направленного на север, что свидетельствовало о том, что в центре Арктики скорее всего находится море, а не суша.

К 70-м годам XIX столетия становилось все очевиднее, что проблему достижения Северного полюса «атакой в лоб» не решить. С техническими средствами того времени это было бы напрасной тратой сил и средств.

В конце концов Д. Де Лонг выдвигает идею применения для этой цели судна, вовлеченного в пассивный дрейф вместе со льдами. Самому ему, попытавшемуся в 1879 году достигнуть полюса, не повезло, так как слабый деревянный корпус его судна «Жанетта» оказался слишком слабым, чтобы противостоять полярным льдам. Зато Ф. Нансен блестяще реализовал идею Д. Де Лонга и сумел впервые проникнуть в центральные районы Арктики, достигнув в 1895 г. широты 86°14'. Благодаря экспедиции на «Фраме» человечество получило первые фактические данные о природе труднодоступного района Земли.

Когда «Фрам» завершил свой трансарктический дрейф, к исходу подходило XIX столетие — время, когда зарождались новые транспортные средства, существенно переоснащались старые.

Новые средства стали использовать и для покорения районов Центральной Арктики. В 1897 г. С. Андре пытается достичь полюса на воздушном шаре. Через два года с этой же целью С. Макаров форсирует арктические льды на ледоколе «Ермак». В 1907 г. В. Уэльман впервые направляет к вершине планеты дирижабль. Но ни один из этих исследователей так и не сумел решить поставленной задачи, «сложив оружие» еще на дальних подступах к труднодоступной точке. Нельзя не отдать должное энтузиазму, настойчивости первопроходцев, пытавшихся покорить Северный полюс, но их поражение, сейчас мы это ясно понимаем, было закономерным. К сожалению, возможности техники в то время были еще недостаточны для решения задачи достижения полюса.

Вместе с тем, на рубеже XIX — XX веков кое-кому еще казалось, что не сказали своего последнего слова старые способы покорения Северного полюса. К нему, используя традиционные собачьи упряжки, устремляются У. Каньи, Э. Болдуин,

А. Фиала, Ф. Кук, Р. Пири, Г. Седов. По данным У. Каньи, его группа, следуя от Земли Франца-Иосифа, в апреле 1900 г. достигла широты 86°34', т. е. прошла на 20 миль севернее параллели, достигнутой Ф. Нансеном. Потом следует лавина попыток: май 1900 г.— Р. Пири — широта 83°05'; апрель 1902 г.— Р. Пири — широта 84°17'; 1902 год — Э. Болдуин — неудача; 1904—1905 г.— три попытки А. Фиалы — только 82° с. ш.; 1906 — Р. Пири — широта 87°06'. Наконец, 1 сентября 1909 г. Ф. Кук заявил, что он 21 апреля 1909 года достиг Северного полюса, а 5 сентября 1909 г. Р. Пири сообщил о том, что он сумел сделать то же самое, но 6 апреля 1909 г.

Как видим, на рубеже XIX—XX веков возникла своеобразная полюсная лихорадка. Образ каждого покорителя чем-то очень напоминает нам образ Гаттераса. Каждый из них, как и герой Ж. Верна, во что бы то ни стало пытался достичь полюса, установить там флаг своей страны. Как мы знаем, походы новоявленных Гаттерасов ничего практически не дали для изучения Центральной Арктики, хотя двое из них и утверждали, что достигли полюса. Сегодня, анализируя их походы, исходя прежде всего из современных представлений о природе этого региона, у нас есть основания сказать, что покорители Северного полюса не сумели представить не только объективных, но даже косвенных данных в пользу достижения его ими. (Подробно об этом можно прочитать в журнале «Морской флот», 1988, № 4—6 в статье А. Карелина «Северный полюс: фальсификация или заблуждение?»)

Развитие авиации создало принципиально новые возможности для достижения района Северного полюса.

В мае 1925 г. Р. Амундсен и Л. Элсуорт на двух самолетах достигли широты 87°43'. Ровно через год Р. Бэрд и Ф. Беннетт заявили, что их самолет достиг Северного полюса. Через два дня над ним пролетел дирижабль «Норвегия». С помощью дирижабля «Италия» в мае 1928 г. была сделана попытка высадить в районе Северного полюса группу ученых для выполнения научных наблюдений, но из-за сильного ветра от высадки пришлось отказаться.

Выполненные первые полеты мало что дали с точки зрения изучения центральных районов Арктики. Они, скорее, как бы символизировали начало эры авиационного завоевания труднодоступного Арктического бассейна.

Настоящее же завоевание этого района началось после проведения высокоширотной советской воздушной экспедиции 1937 г., завершившейся высадкой четверки папанинцев на дрейфующие льды Арктики. В результате впервые непосредственно в околополюсном районе был выполнен широкий комплекс научных наблюдений.

Организация первой дрейфующей научной станции «Северный полюс» была неслучайной и диктовалась, как мы знаем, практической потребностью создания системы научного обеспечения судоходства в Арктике. Вот почему со временем вслед за первой дрейфующей станцией появились вторая, третья и последующие «СП». Сегодня очередное поколение советских полярников несет свою нелегкую вахту на «СП-31». Вслед за советскими «СП» в Арктике появились американские и канадские дрейфующие станции.

Еще в 1931 г. американский полярный исследователь Г. Уилкинс предпринял первую попытку достигнуть полюса на подводной лодке, но максимум, что ему удалось — покорить широту 81°59', да и то в надводном положении. И вот в 1958 г., когда Арктику одна за другой пересекали дрейфующие научные станции, У. Андерсон привел к Северному полюсу атомную подводную лодку «Наутилус». В августе того же года подводная лодка «Скейт» под командованием Д. Калверта сумела всплыть недалеко от полюса. Вслед за американскими лодками в 1962 г. Л. Жильцов вывел первую советскую атомную лодку к Северному полюсу.

Плавания атомных подводных лодок к полюсу символизировали достижения современной науки и техники, позволившие реализовать давнюю мечту многих поколений ученых, стремящихся изыскать пути завоевания Северного полюса, раскрыть тайны высоких широт.

В августе 1977 г. под командованием капитана Ю. Кучиева атомный ледокол «Арктика», преодолев за трое суток 600-мильный ледовый панцирь, доставил к Северному полюсу сразу 207 человек, в том числе 36 женщин.

Принципиальное значение этого события станет более понятным, если вспомнить, что от первой неудачной попытки достичь Северного полюса на подводной лодке (1931 г.) до последней, завершившейся выполнением этой задачи (1958 г.), прошло всего 27 лет, то от первой же неудачной попытки достичь Северного полюса в свободном плавании на надводном судне (1765 г.) до последней, завершившейся выполнением этой задачи (1977 г.) прошло 212 лет.

А в мае 1987 г. атомный ледокол «Сибирь» под командованием капитана 3. Вибаха стал вторым надводным судном, достигшим верхней точки Земли.

Итак, Северный полюс покорен. Благодаря усилиям многих поколений полярников получена богатая информация о природе центральных районов Арктики. В этом состоит главный итог истории покорения Северного полюса.

* * *

В последние годы вновь вспыхнул бум «покорения» полюса. В газетах и журналах то и дело мелькают сообщения о попытках достичь его канадцами, финнами, французами, англичанами, японцами, норвежцами. Наконец, совсем недавно эстафету мужчин подхватили женщины...

Чем же объяснить такой интерес? Этих людей, думается, привлекает противоборство с суровой природой Арктики. Чтобы получить разрешение на такое туристическое турне, путешественники зачастую выдвигают псевдонаучные планы своих «экспедиций».

Уверен, что все те, кто сегодня отправляются к полюсу, прекрасно понимают, что их поход — это, по существу, беспроигрышная лотерея. Ведь над ними кружат самолеты, сбрасывая своевременно все необходимое для жизнедеятельности на льду. Что же тогда испытывают эти люди — свою решимость, упорство, мужество или все-таки надежность или мобильность авиационной техники? Скажем прямо — никто из них без авиационного обеспечения не стал бы совершать поход к Северному полюсу, поэтому тезис о их героизме весьма сомнителен, хотя нет недостатка в различного рода публикациях, в которых псевдопокорители Северного полюса, ставя свои имена рядом с именами Д. Де Лонга, Ф. Нансена, Г. Седова, С. Макарова, Д. Папанина, пытаются показать свою титаническую «работу» по преодолению торосов и разводий.

То и дело в публикациях звучат эпитеты: первый, исторический, небывалый, мужественный, отважный. Когда очередной раз встречаешься с этим, невольно вспоминаешь о том, что основная сложность, которую испытывали выдающиеся полярники прошлого, устремляясь к полюсу,— не физические и климатические нагрузки сами по себе, а необходимость автономного обеспечения активной жизнедеятельности и, что особенно важно, постоянный страх перед неизвестностью. Ведь они шли вперед, рассчитывая только на себя, только на свои силы, они знали, что их, в случае чего, никто не спасет.

Именно поэтому героическая риторика по отношению к современным ледопроходцам — это порой умаление заслуг тех, кто, действительно рискуя своей жизнью, пытался приоткрыть тайны Северного Ледовитого океана.

Журнал "Морской флот" №6 1989 год

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, зайдите на сайт с помощью социальной сети

       


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика