Developed by Ext-Joom.com

Золото с затонувших кораблей

Красавица «Мэри Роуз» затонула на рейде Портсмута в 1545 г. Останки ее недавно были подняты со дна моря и выставлены в музееКрасавица «Мэри Роуз» затонула на рейде Портсмута в 1545 г. Останки ее недавно были подняты со дна моря и выставлены в музееСамым большим сейфом на планете можно назвать морское дно. Именно там сохранилась немалая доля сокровищ, которые перевозились морским путем. А больше всего золота вывозилось европейцами (прежде всего испанцами) из Америки. По оценкам экспертов, только в Карибском море может лежать драгоценностей на десятки миллиардов долларов.

Колумб, как известно, ринулся через Атлантический океан в поисках сокровищ. Ф. Энгельс писал по этому поводу: «До какой степени в конце XV в. деньги подкопали и разъели изнутри феодализм, ясно видно по той жажде золота, которая в эту эпоху овладела Западной Европой; золото было тем магическим словом, которое гнало испанцев через Атлантический океан». Именно там, за океаном, Колумб и последовавшие за ним конкистадоры искали мифическую страну «золотого короля» — Эль д'Орадо (в русском языке утвердилось слитное написание—Эльдорадо).

На гравюре того времени Колумба встречают индейцы, преподнося ему множество золотых и серебряных изделий. Он прекрасно знал власть золота, когда писал: «Золото создает сокровища. Владеющий им может сделать все, что пожелает. Такой человек может даже ввести души грешников в рай!» В донесении королеве Изабелле Колумб говорит: «Я упорно дознавался, есть ли у этих людей золото. У некоторых из них я видел кусочки золота, воткнутые в нос. Мне сказали, что на юге я попаду во владения короля, владеющего большими золотыми сосудами, а также огромным количеством золота».

В 1520 г. при испанском дворе с частью привезенных из-за Атлантики сокровищ (они были награблены у ацтеков конкистадором Кортесом) ознакомился великий немецкий художник Альбрехт Дюрер, записавший в своем дневнике: «Я никогда не видел ничего подобного, что бы так усладило мое сердце. Я видел шедевры, которые были доставлены королю из новой страны золота, среди которых было солнце из чистого золота — такое же огромное, как настоящее. Я видел изумительные художественные предметы и был поражен тончайшим талантом этих людей, которые жили в далеких землях. Действительно, невозможно выразить словами все то, что рождается в душе при виде вещей, которые были предо мною...»

Однако стратегию обращения с сокровищами Америки определяли не художники. Обычно золото переплавляли, а затем грузили на галионы для отправки ненасытным вельможам королевского двора. На караваны галионов нападали пираты и другие любители легкой наживы. В 1522 г. французы перехватили в Атлантическом океане испанскую флотилию, которая везла в Севилью остатки сокровищ Монтесумы из Теночтитлана.

Знаменитый английский капер Фрэнсис Дрейк (1540—1596) захватил в Панаме «золотой караван» — двадцать шесть тонн золотых и серебряных изделий. Спасаясь от преследований, он, как известно, вынужден был пройти вокруг Южной Америки, повторив тем самым путь Магеллана. После триумфального возвращения Дрейка королева Елизавета I наградила его специальным медальоном из американского серебра, который до сих пор хранится в Морском музее в Гринвиче.

Флотилии «золотых галионов» собирались в Гаване. Здесь на борт грузились слитки, помеченные королевским клеймом. Очень часто из-за нераспорядительности отплытие флотилий задерживалось до глубокой осени, в результате чего галионы попадали в штормы и ураганы. Так, в 1622 г. в сорока милях к западу от мыса Ки-Уэст затонул галион «Нуэстра сеньора де Аточа».

В 1641 г. затонул галион «Консепсьон» — флагман «золотого флота», вышедший из Гаваны в направлении Испании. Отплытие в Европу задержалось по разным причинам на целый месяц, что оказалось роковым для тяжелогруженого «Консепсьона», перевозившего в своих трюмах более шестидесяти тонн драгоценных металлов. Груз его оценивается в нынешних ценах более чем в 100 млн. долл.

В 1715 г. случилась другая катастрофа: в шторме погибло одиннадцать испанских кораблей. Все эти трагедии находили свое отражение в архивах испанского двора, причем нередко места катастроф фиксировались с весьма высокой точностью, что позволяло уже в те времена начинать спасательные работы.

Например, всего через какие-то полвека после гибели «Консепсьона» губернатор Массачусетса, судовладелец и купец Уильям Фипс, страстный искатель затонувших сокровищ, прибыл на место и начал переговоры с вождями местных индейцев, промышлявших добычей жемчуга. Результатом успешной операции по спасению сокровищ явились тридцать две тонны серебра, добытые у банки Амброзия. Операция для того времени была настолько успешной, что банку Амброзия прозвали с тех пор Серебряной.

Незадолго до того были извлечены 350 серебряных слитков с другого галиона — «Санта Маргариты», затонувшей вместе с «Аточей» у островов Флорида-Кис. Испанцы пытались поднять и сорок семь тонн драгоценных металлов с «Аточи», но безуспешно. Штормы разметали останки судов и засыпали их коралловым песком. Последовавшие затем военные и политические бури, социальные потрясения, а главным образом отсутствие соответствующей техники надолго приостановили спасательные работы.

Золото, некогда награбленное испанцами в Америке, находят на местах гибели галионов. Как ни парадоксально, но благодаря кораблекрушениям мы сегодня можем любоваться произведениями искусства и предметами быта далеких вековЗолото, некогда награбленное испанцами в Америке, находят на местах гибели галионов. Как ни парадоксально, но благодаря кораблекрушениям мы сегодня можем любоваться произведениями искусства и предметами быта далеких вековОднако любители приключений и сокровищ не перевелись. Таким был, например, юный Дэниэль Макгиннес, который в 1795 г. в поисках зарытых пиратами сокровищ приплыл на своей утлой лодчонке на остров Оук, лежащий в трех милях от берега недалеко от Галифакса. Дэниэль обнаружил явно расчищенный рукой человека участок, в центре которого стоял одинокий красный дуб с наполовину спиленной ветвью, откуда свисали остатки веревок, а внизу — углубление в земле, которое образуется со временем на месте закопанной ямы.

С двумя товарищами Макгиннес докопался до 30-футовой глубины, но ничего кроме нескольких дубовых бревен не нашел. В 1803 г. работа была продолжена Симеоном Линдсом и тремя его помощниками. Они дошли до отметки 90 футов и нашли камень с надписью: «Сорока футами ниже закопано два миллиона фунтов!» Но и долгие годы после того раскоп продолжал поглощать деньги, а не открывать сокровища. Недаром его прозвали «Денежная прорва».

Правда, в 1850 г. в пещере Смита, что примерно в 150 метрах к востоку от дуба Дэниэля, было обнаружено, что вода уходит в землю, как в губку. Построили плотину, сдерживающую морскую воду, и под слоями песка обнаружилась целая дренажная система, ведущая к «Денежной прорве». Вот почему постоянно заливало то место, где впервые начал копать Даниэль! Это открытие еще более подхлестнуло азарт искателей сокровищ.

В 1897 г. на острове, ландшафт которого уже был похож на лунный из-за многочисленных «кратеров» раскопов, началось разведывательное бурение. На глубине 155 футов обнаружили обрывок пергамента, на котором были едва различимы две буквы. В другой скважине нашли железный обломок. Предполагалось, что здесь некогда схоронил несметные сокровища знаменитый капитан Кидд.

Предположение не было лишено оснований. Дело в том, что в 1701 г. перед самой казнью Кидд предложил в Лондоне сделку: он поведет через океан целый флот и отдаст казне свои сокровища. Однако предложение отклонили. Так никто и не знает, что же это было — блеф в надежде спасти жизнь или правда. Сокровища его искали не только на знаменитом «Острове сокровищ» в романе Стивенсона, но и в жизни, но так ничего и не нашли.

В 1718 г. перед самым расстрелом пират по прозвищу Черная борода пытался выторговать себе жизнь у гардемаринов королевских военно-морских сил Великобритании на острове Окраксук, лежащем неподалеку от побережья Северной Каролины. Он будто бы заявил, что спрятал сокровища там, где никто кроме него и Сатаны не найдет их. А может быть в «Денежной прорве» на острове Оук?—спрашивали историки.

Возможно, что вскоре тайна острова будет раскрыта. Американо-канадский концерн «Тритон», специально созданный для этой цели, нарыл уже более двухсот шахт, докопавшись в некоторых местах до скального основания, лежащего на глубине 165 футов. На поверхность уже извлечены куски бронзы, дерева, и черепки фарфора. Найдены разбитые звенья цепей и ножницы 400-летней давности — такие ножницы делали в Америке... испанцы! Радиоуглеродная датировка дерева показала, что оно росло еще в 1575 ±85 г.

Президент «Тритона» Дэвид Тобиас поставил все на строго научную основу. «Деньги и хорошее планирование работ помогут нам добиться успеха»,— говорил он корреспонденту журнала «Ридерс дайджест». Тобиас предполагает, затратив 6 млн. долл., вынуть на поверхность 50 тыс. тонн породы. С водой, постоянно заливающей шахты, надеются справиться с помощью мощных насосов. Тобиаса больше волнуют археологические находки. «Конечно, я не откажусь и от сокровища, но не это главное»,— заявил он.

Морская археология ныне на подъеме. То и дело слышишь о находках новых затонувших кораблей, ушедших под воду городов и так далее.

Сильно нашумела эпопея с «Титаником», с которого роботы достали много различных предметов, включая столовую посуду, вазы и серебро. Сейчас эти предметы можно видеть на передвижной выставке в различных городах мира. Она вызывает огромный интерес, как и видеофильмы о подводных экспедициях к останкам знаменитого лайнера.

В Портсмуте рядом с «Викторией», на которой сражался при Трафальгаре и погиб адмирал Нельсон, в специальном ангаре выставлены остатки днища и бортов легендарной «Мэри Роуз». Она затонула в июле 1545 г. на глазах английского короля Генриха VIII на рейде Портсмута. Операция по спасению останков этого корабля обошлась английским налогоплательщикам в 5 млн. ф. ст.

Совсем недавно у берегов Южно-Китайского моря после 235 лет пребывания на дне был поднят груз голландского корабля, перевозившего китайский фарфор. Парусник «Гельдер-малсен» принадлежал голландской Ост-Индской компании и затонул 3 января 1752 г. в 7.30 утра. Останки корабля были впервые обнаружены искателем сокровищ М. Хэтчером, который незадолго до этого поднял груз фарфора с китайской джонки, затонувшей в международных водах в далеком 1645 г. Спасенный фарфор был продан на аукционе «Кристи» в Лондоне более чем за миллион долларов. Фарфор прекрасно сохранился, потому что его укладка между тюками с чаем была специально рассчитана на далекое путешествие в Европу.

Та же Ост-Индская компания потеряла в XVIII в. другой корабль, «Амстердам», перевозивший серебро. Он затонул во время свирепого шторма в январе 1749 г. на столь малой глубине, что во время отливов виден и сегодня. Его остов, занесенный прибрежным песком, привлекает множество любителей приключений, а также доброго старого бургундского, поскольку известно, что на корабле везли несколько тысяч бутылок французского вина.

В 1969 г. была начата кампания по спасению судна, вернее его груза, и постройке точной копии. В проекте принимают также участие сотрудники лондонского Морского музея, в частности Питер Марсден. Недавно с голландцем Герритом ван дер Хайде они обследовали останки «Амстердама» и пришли к выводу, что содержимое трюмов пока цело. Проект должен завершиться к 1990 г. Спешка объяснима. Как сказал ван дер Хайде, нельзя ждать слишком долго. В настоящее время остов находится пока еще в хорошем состоянии, но эксперты считают, что так будет продолжаться недолго.

Находка буквально каждого корабля становится сенсацией для ученых. В 1984 г. у южных берегов Турции был обнаружен затонувший египетский корабль, о котором необходим особый рассказ. Здесь лишь упомянем, что на нем была обнаружена самая древняя из известных науке на сегодняшний день «книг» (греки называли их «диплома»). Это две деревянные пластинки, скрепленные петлями из слоновой кости. В углубления на деревяшках заливали воск, на котором и писали остро заточенным стилом. На другом затонувшем корабле нашли один из первых механических карандашей. Таким образом, море как бы консервирует для ученых давно ушедшие времена и материальные объекты тех далеких времен.

И все же когда речь заходит о море и сокровищах, то имеют в виду прежде всего затонувшие корабли и золото. Внимание общественности относительно недавно было привлечено к спасению золотого груза с затонувшего в 1942 г. английского крейсера «Эдинбург». Крейсер затонул в Баренцевом море неподалеку от Мурманска. Лондонская газета «Санди таймс» назвала спасательные работы «самой крупной операцией по спасению драгоценного груза, занесенной в морские анналы». Крейсер был обнаружен с помощью сонаров в 1981 г. С глубины 240 м было извлечено восемь тонн золота.

Однако золото «Эдинбурга» не могло представить для широкой публики такого интереса, как награбленные испанцами в Новом Свете драгоценности. И не только из-за романтического звучания исторических дат, но и потому, что часть американского золота отправлялась в Европу в виде ювелирных изделий.

Найден был упоминавшийся выше флагман «золотого флота» «Консепсьон». Любопытно, что его не сумел найти знаменитый исследователь морских глубин Жак-Ив Кусто. Успеха добился американец Барт Уэббер. С помощью электронного оборудования он обнаружил основную часть груза. Важно отметить, что помимо техники Уэббер использовал еще и старые архивы. Никто до него не обращал внимания на судовой журнал первой экспедиции, искавшей «Консепсьон». Он-то и помог точно определить местоположение затонувшего галиона. После начала спасательных работ Уэббера ждала приятная неожиданность: рядом с бортом корабля обнаружился ничем вроде бы не примечательный сундук, который оказался с... двойным дном. В тайнике нашли контрабандное золото без клейм королевского казначейства и гаванской таможни.

Контрабандные слитки оказались и на «Аточе». Ее останки были найдены Мелом Фишером, основателем фирмы «Трэже салворс» в Ки-Уэсте. Охота началась в 1970 г., когда историк Юджин Лайон обнаружил в севильском Архиве Индий документы «Аточи» и «Санта Маргариты», отплывших из Гаваны 4 сентября 1622 г.

Каждый день Фишер приветствовал свою команду словами: «Сегодня день находки!» Но в течение многих лет удача обходила его стороной. Только в июле 1985 г. легендарная «Аточа» наконец-то была найдена. Однако открытие предметов с «Аточи» произошло еще в 1973 г. Тогда были подняты якорь и три серебряных слитка. Через десять лет с обоих кораблей — «Аточи» и «Санта Маргариты» — было поднято тридцать тысяч различных предметов, оценивавшихся почти в 30 млн. долл.

Фишеру было не привыкать делать миллионы на находках гораздо меньших, нежели «Аточа», но затем терять их в поисках главных сокровищ этого корабля. Тем не менее он не мог отказать себе в удовольствии разъезжать на «кадиллаке» и носить на шее золотую испанскую цепь ценой в 12 тыс. долл. Но часто при этом не мог внести очередной взнос в счет банковского кредита.

Десять лет Фишеру пришлось вести самую настоящую налоговую войну с властями штата Флорида и Федеральным правительством США по поводу принадлежности сокровищ ненайденной «Аточи». Только в 1982 г. Верховный суд страны стал на сторону Фишера. Согласно постановлению суда, каждый рядовой член команды должен был получить около одной десятой процента добычи, что равно сумме от 100 до 300 тыс. долл. Свою долю получили и аквалангисты-охранники, которые смотрели, чтобы никто другой не попытался разыскать останки «Аточи».

Аквалангист, наконец-то увидевший главную часть «Аточи», говорил потом корреспонденту журнала «Тайм»: «Я сначала не поверил собственным глазам. Невозможно было представить себе целый риф серебряных слитков! Среди тех слитков уютно устроились огромные омары».

К моменту публикации этого сообщения было обнаружено более двухсот серебряных слитков общим весом свыше семи тонн, да к тому же сундук с золотыми монетами. Работы продолжались, потому что согласно архивным документам на борту корабля должно было находиться не меньше тысячи слитков, цена которых ныне превышает 400 млн. долл. Фишеру пришлось проработать почти 60 тыс. страниц испанских архивов в Севилье, Мадриде и Барселоне. Страницы были настолько ветхими от времени, что чуть ли не рассыпались под руками...

Журнал «Тайм» воздал должное упорству Фишера, сказав, что сумма в 3 млн. долл., вырученная за распродажу вещей с «Аточи» на нью-йоркском аукционе «Кристи»,— достойная награда за почти двадцатилетний труд искателя сокровищ. И, конечно, пресса всласть наговорилась о представленных на аукционе раритетах. Полутораметровая золотая цепь пошла за 300 тыс долл., чашечка из столового сервиза— за 275 тыс. долл. и т. д.

Дух приключений, открытий и поиска, как видим, все еще жив. Он подкрепляется сегодня чувствительными металлодетекторами и магнитометрами, управляемыми с борта поискового корабля с помощью персонального компьютера. Данные разведки глубин выводятся на цветной экран дисплея, где сразу же дается форма судна, что позволяет визуально оценить находку. Так, недавно вторично — через четырнадцать лет — был обнаружен легендарный «Монитор», корабль-герой войны американского Севера и Юга середины прошлого века.

Мел Фишер принял в свою команду морского археолога Д. Мэтьюсона, который участвовал в поисках «Аточи» с 1973 г. Мэтьюсон не разделяет мнения многих своих коллег, которые считают охотников за затонувшими сокровищами хапугами и вандалами. Категорически против этого и сам Фишер, который с помощью Мэтьюсона тщательно соблюдает все требования науки, в частности, картографирует каждую археологическую находку. Вполне, возможно, что именно такой тщательный подход задержал обнаружение «Аточи». И кто знает, может, найдется новый Стивенсон, который увлекательно и драматично опишет поиски Фишером его «Острова сокровищ»…

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, зайдите на сайт с помощью социальной сети

       


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика