Developed by Ext-Joom.com

Закалило характер море (Рождественский Валерий Ильич)

Валерий Ильич РождественскийВалерий Ильич Рождественский14 октября 1976 года состоялся старт космического корабля «Союз-23» с космонавтами на борту: В. Зудовым и В. Рождественским. Из-за нештатного режима работы системы управления сближением корабля стыковка со станцией была отменена. Ночью 16 октября 1976 года космический спускаемый аппарат приводнился на озеро Тенгиз.

Минус двадцать два и сильный шторм, спускаемый аппарат болтает на волнах, как легкий поплавок. Запас кислорода — всего на пять часов. Но страха нет. Есть уверенность, что и на этот раз удастся все закончить благополучно. Ведь уже не однажды море подкидывало ему «сюрпризы» — и ничего.

Рождественский всегда восхищался, с какой легкостью и шиком работают акробаты. Но никогда не думал, что судьба предоставит ему возможность как заправскому циркачу висеть вниз головой в спускаемом аппарате. Комичность ситуации вначале даже развеселила — стоило возвращаться на Землю, чтобы висеть вниз головой. Но, когда счет пошел на часы, неудобство положения, холод, темнота, голод дали о себе знать. В какой-то момент даже подумалось: а стоило ли ради всего этого рисковать? Он вспомнил, как через тридцать минут после старта и выхода на орбиту, он вдруг увидел восход солнца в космосе — зрелище было неописуемо. Даже он, повидавший виды и на земле, и на море, замер в восхищении. Нет, ради этого мига стоило жить, и лететь стоило.

Очередная и, видимо, очень большая волна сильно тряхнула. Темнота. Волны озера болтают спускаемый аппарат вверх-вниз, слева-направо... И вдруг: что это?.. В сознании, как на экране, память высветила дом на Петроградской, а маленький Валерка лезет с матерью на чердак, а затем на крышу. Страшно, но одному оставаться в квартире еще страшнее. А на крыше матери надо тушить зажигалки — это он уже знает. А затем бабушка, чтобы как-то растянуть время и обмануть голодного внука будет опять делить его порцию хлеба на кусочки и, пряча подступающие к глазам слезы, выдавать их ему в течение всего дня.

В три он уже умел определять по звуку, где упадет бомба, знал, что если не успел в убежище, нужно выбежать из дома — тогда хоть не завалит.

Еще долго после войны чувство голода преследовало Валеру, как, впрочем, и многих других блокадных детей. И, как многие блокадные мальчишки, он рос с твердым убеждением, что им, пацанам, место в армии, чтобы
никогда больше не повторилось то, чему он был свидетель...

От неудобной позы затекло все тело. Интересно, сколько же бултыхаться в этой воде? Самое главное чтобы хватило кислорода...

Большинство ленинградских мальчишек увлекались плаванием, греблей. Многие мечтали стать моряками. И Валерка Рождественский уже имеет первый разряд по академической гребле, он финалист Первого чемпионата СССР среди юношей. Его планы на будущее — это, конечно, море. А пока, про него, семиклассника, газета «Ленинские искры» публикует очерк, как он подготовил и провел сбор звена, посвященный Циолковскому.

В кабинете космонавта Рождественского, первое, что бросается в глаза,— макет судна. И это не случайно.

Через всю жизнь пронес Валерий Ильич две любви: к космосу и морю. Кораблестроительный факультет училища имени Дзержинского и Ленинградский кораблестроительный институт — вот путь к званию будущего космонавта.

...Спасатель «СС-87». Балтийское море. Акватория Лиепайского рейда. Затопленное во время войны судно, мешает судоходству. Спасатель-водо-лаз Рождественский обнаружил вокруг него боеприпасы, внутри — взрывчатка.Стало ясно, что ни о каком поднятии не может быть и речи. Выход был один — только взрыв. Заложили взрывчатку, спустили шлюпку, куда Рождественский перебрался с помощником. Все шло нормально. Но неожиданно опустился густой туман, а затем отказала рация. Не зная, как далеко ушел корабль и, прекрасно сознавая всю сложность создавшейся ситуации, Рождественский, понадеявшись на свою удачу и интуицию моряка, нажал ручку взрывателя.

Мощный столб, поднятый взрывом, разорвал на короткое время туман, и они, сматывая кабель, добрались до намеченной вехи. Когда вернулся за ними спасатель, туман снова плотно сел на воду. Иногда казалось, что время остановилось, что туман этот вечен. Перспектива провести ночь в шлюпке не радовала. Но вот в разрывах тумана они заметили мачты судна и начали грести к нему...

Утром спасательный аппарат обнаружили и вертолетом подняли. И вот там, на высоте двадцать метров, они снова болтались вниз головой, только уже в воздухе...

Наконец, болтанка прекратилась. Вертолет донес их до берега. Рождественский сам пытается открыть люк. Наконец, космонавты вылезают наружу: Земля, здравствуй!

Хлюпиков, считает космонавт Рождественский, море отвергает, а целеустремленных, сильных характерами делает более мужественными, закаляет, учит выдержке, сноровке, находчивости и стойкости. К сожалению, на судах стали забывать хорошие морские традиции, существовавшие раньше. Сейчас часто молодые парни в море идут не покорять стихию, не проверять свое мужество и человеческие качества, как встарь, не от любви к просторам, соленым брызгам и морскому делу, а престижа ради, да рейсов в загранку. По-видимому, в этом одна из основных причин многих проблем Морфлота.

* * *

Когда по набережной Невы, камням Петропавловки или узким улицам Петроградской проходит седовласый мужчина, крепко держа за руку пятилетнего малыша, то мало кому придет в голову, что это космонавт Рождественский: все спешат, всем некогда. А Валерий Ильич знакомит внука с любимыми местами своего детства, рассказывает о древних традициях города, о преемственности поколений. Обязательно вспомнит свою бабушку, то, как она кормила его хлебом в блокаду...

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, зайдите на сайт с помощью социальной сети

       


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика