Developed by Ext-Joom.com

Особняк Казанцевой (Казанцева Раиса Алексеева)

Как-то на борту пассажирского лайнера «Мазовше», частого гостя Ленинграда, я услышал: «Нас ждут в «особняке Казанцевой...»

Раиса Алексеевна Казанцева (в центре) и ее помощницы обсуждают план предстоящей встречиРаиса Алексеевна Казанцева (в центре) и ее помощницы обсуждают план предстоящей встречи

Особняк Кшесинской, дворцы князей - графов Строгановых, Юсупова, Шереметьевых, Шуваловых, давно забывшие своих дореволюционных хозяев, хорошо известны. А вот об особняке Казанцевой слышать не приходилось.

Смысл фразы стал понятен, когда позже познакомилась с коллективом Ленинградского интерклуба, где вот уже более тридцати лет трудится поразительный человек Раиса Алексеева Казанцева. Тринадцатый год она — бессменный его директор.

Дочь рабочего знаменитого Путиловского завода, Раиса Алексеевна стала известной в среде моряков Балтийского пароходства своим самоотверженным служением делу укрепления интернациональных связей балтийцев с моряками зарубежных стран.

...Это было в далекие 30-е годы. Ленинградская девчонка с Нарвской заставы увлеклась немецкой филологией. Она копалась в словарях, в грудах книг, чтобы точнее и ближе к тексту переводить Гете, упорно проникала в глубины чужого языка, чувствуя, что с каждым шагом открывает для себя новый мир.

1941 г. застал ее на выпускном курсе института. Так уж получилось, 22 июня сдавала она экзамен по педагогике. А в июле тоненькая, будто подросток (подруги всегда шутили: «Выглядишь не студенткой, а пятиклассницей»), вместе с другими ушла на Северный флот военным переводчиком.

Лейтенант Военно-Морского Флота, прошагавшая дорогами войны, она не любит вспоминать те суровые годы, скупо говорит о них. Орден Красной Звезды, медаль «За оборону Заполярья» — награды, которыми отмечена боевая биография Казанцевой.

В 1947 г. Раиса Алексеевна получает назначение на должность заместителя директора Ленинградского интерклуба.

— Я была горда тем, что мне доверили вместе с моими коллегами возродить традиции первого в стране интернационального клуба,— рассказывает Казанцева.

Закипела жизнь в двухэтажном особняке на канале Грибоедова. Вечера встреч, экскурсии по городу, беседы, обмен мнениями, ежедневная, кропотливая работа с новичками — гидами-переводчицами — вновь заставили Раису Алексеевну сесть за книги. Она упорно изучает шведский, норвежский. Трудолюбия ей не занимать...

Сегодня круглый год — и зимой, и летом — у причалов Ленинградского порта швартуются суда под флагами десятков стран земного шара. Тысячи иностранных гостей принимает в своих стенах интерклуб, его работники проводят сотни и сотни экскурсий. Кто-то хочет побывать на заводе, встретиться с ленинградскими рабочими, кто-то посмотреть балет или познакомиться с экипажем советского судна.

А после дневных хлопот у Раисы Алексеевны и гидов — вечерние дела. Вот недавно ввели «Русский чай» — непринужденные, по-домашнему уютные вечера за круглым столом, где идет оживленный, откровенный обмен мнениями, даются ответы на любые вопросы. А вопросы бывают разные.

— Чаще всего,— говорит Раиса Алексеевна,— мы встречаемся с обычной неосведомленностью о Советском Союзе. Порой приходится удивляться нелепости и наивности некоторых вопросов.

Помню как-то американский механик ядовито заметил:

—    Я знаю, у вас запрещаются браки между инженером и простой работницей.

Пришлось пригласить его во Дворец бракосочетаний. Там он дотошно выспрашивал о социальном происхождении молодоженов.

А назавтра с двумя молодыми матросами с судна из США Раиса Алексеевна бродит по Пискаревскому кладбищу, читает им надписи, рассказывает о мужестве своего народа.

Уважительно относиться к морякам — людям труднейшей профессии, быть терпимыми к любым проявлениям непонимания или даже предвзятости, стараться переубедить тех, кто неправ — этому всегда учит Казанцева своих сотрудников.

Молодой штурман пассажирского судна «Италия», побывавшего летом минувшего года на берегах Невы, записывает в книге отзывов клуба: «Потрясен встречей с прекрасным городом. Он напомнил мне Венецию. Но особое впечатление произвели на меня люди — скромные, деловые, с чувством собственного достоинства. Впечатление замечательное. И это важно, ибо это мой первый визит в Россию».

Французский моряк с теплохода «Ондин» признается:

—    Плаваю я давно, но ни о каком городе мира я не знаю столько, сколько о Ленинграде. И все это — благодаря заботам и неустанному труду милых людей из интерклуба. Я не говорю им: «Прощайте!» Я говорю им: «До свидания!»

К боевым наградам Р. А. Казанцевой, директора Ленинградского интернационального клуба моряков, члена Советского Комитета защиты мира, присоединилась и еще одна — «За заслуги перед ГДР».

—    Разрядка международной напряженности, о которой заботится правительство СССР — актуальнейший вопрос современности. И такие люди, как Раиса Казанцева, рядовые этой благородной борьбы, вносят большой вклад в дело мира,— сказал электрик теплохода «Дружба народов» Попсин.

Редко на долю директора интерклуба выпадают минуты, когда можно, будто отрешившись от суетности будней, побыть наедине с собой, со своим городом. Раиса Алексеевна медленно идет по каналу Грибоедова, всматриваясь в графически четкие очертания деревьев, в чуть подернутое дымкой ленинградское небо.

Сегодня у нее был тяжелый день. Пришлось спорить, доказывать в городских инстанциях, что особняк, в котором помещается интерклуб, нельзя рассматривать, как любой другой дом. Ему нужны золотые руки художников-реставраторов, которые, пусть и медленно, но шаг за шагом возродят красоту гостиных, неповторимый орнамент плафонов, мраморных лестниц. Это надо людям, которые придут сюда и через двадцать, и через тридцать лет.

— Бойцовский у вас характер, Раиса Алексеевна,— сказал ей молодой сотрудник райисполкома. И потому, как он ей пожал руку, как ободряюще улыбнулся, она поняла: добьется своего.

Прогулка окончена. Надо торопиться: в полдень — совещание в Доме Дружбы...

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, зайдите на сайт с помощью социальной сети

       


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика